Молодые россияне ломают стереотип о ненависти к политике

Молодежь заинтересуется политикой только тогда, когда поймет, что она способна что-то менять Фото: Владимир Андреев © URA.RU

Главный кадровый конкурс страны «Лидеры России» рушит представление об аполитичности российской молодежи. На полуфинале состязаний в Центральном федеральном округе, который проходит 22—23 февраля, наряду с опытнейшими руководителями за звание лучшего управленца страны борется 21-летний Владислав Стомин, куратор проектов в «Агентстве инноваций города Москвы» при столичном правительстве. О том, зачем студент-отличник решил участвовать в кадровом конкурсе Кремля и как власти найти общий язык с молодежью, он рассказал в интервью URA.RU.

—«Лидеры России» принято воспринимать как конкурс для 30-летних клерков, которые хотят или что-то доказать себе из-за возрастного кризиса, или преодолеть карьерный застой. Тебе 21 год, и ты, очевидно, далек от обеих проблем. В чем тогда твоя мотивация?

Владислава Стомина забрали в структуры московского правительства буквально со школьной скамьи. страница Владислава Стомина, «ВКонтакте»

—Все началось с того, что школу я окончил с двумя золотыми медалями —российской и московской. Правительство Москвы такие кадры начинает подцеплять еще со школьной скамьи. В итоге уже с 17 лет я трудился в подведомственном учреждении городского правительства. Там они начинают тебя всячески развивать, готовить будущие кадры — и уже через год мне доверили руководить проектом. Мне рассказывали про разные движухи, в основном молодежные, и про «Лидеров России» там тоже упоминалось. А мой куратор — полуфиналист прошлого года, и он мне сказал: «Это конкурс управленцев, у тебя уже три года управленческого опыта, пробуй». Я отнесся к этому скептически, но он, что называется, дал пинка.

Я не думал, что достиг такого уровня, чтобы попасть сюда, но решил себя попробовать. Появилась цель себя испытать: хочу загонять себя в такие стрессовые ситуации, чтобы тренироваться. Ну, и, конечно, я уже тружусь в структуре правительства Москвы, и мне был бы интересен переход на госслужбу и дальнейшее развитие.

—В сознании многих участников «Лидеры России» — один из способов получить государственную должность. Ты же представитель поколения, которое в основной массе аполитично. Выходит, молодым все же интересна политика?

—Здесь актуальна фраза: «Если ты не интересуешься политикой, то политика интересуется тобой». Всем нам нужно понимать, что происходит в стране.

И мне очень интересно, чтобы больше молодых кадров шло на госслужбу, потому что это свежий взгляд, это люди, которые еще не засиделись на каких-то должностях. Молодые кадры могут предлагать классные идеи и реализовать их в тех сферах, в которых они постоянно варятся.

Поэтому нужно интересоваться политикой, стараться что-то предложить.

Молодые люди со свежим взглядом, заняв госдолжности, могут превратиться в обычных бюрократов. Екатерина Сычкова © URA.RU

—А нет ли риска, что молодые амбициозные карьеристы, вроде тебя, заняв места во власти, окажутся точно такими же бюрократами без свежих идей, которых сейчас постепенно убирают с постов?

— Нет, я же не предлагаю ставить молодых на должности, но я хочу, чтобы они были услышаны. Чтобы у них была площадка, над которой был бы экспертный контроль, чтобы звучащим идеям давали жизнь. Иногда достаточно просто что-то начать делать вместо того, чтобы это тысячу раз обсудить. Конечно, многие молодые люди могут прийти на должность и все, остановиться, но нужно давать им шанс. Но вообще это правда, много тех, кому госсектор совсем не интересен.

—При этом в стране сейчас взят курс на омоложение политической элиты: самому молодому парламентарию 24 года, губернатору — 33, министру — 37. А как власти дальше обновлять истеблишмент, если нынешние подростки и студенты не хотят связываться с политикой?

—Те же самые «Лидеры России» дают реальный шанс, но многие не понимают, что тоже могут попробовать, даже в 20 лет. У молодых управленческий опыт не обязательно должен быть прописан в трудовой книжке: может, ты был старостой или командиром взвода. И чтобы решать проблему, нужно больше таких площадок. Нужно информировать молодежь, показывать им, что менять положение дел в стране возможно.

Молодежи нужно больше площадок для выражения своей позиции, иначе власть ее так никогда и не поймет. Владимир Андреев © URA.RU

Да, мы, молодежь, в основном аполитичны, большинство критикует все вокруг. Но, как говорится, если есть критика, значит, есть предложения. Наверное, им всем есть что сказать о том, что их конкретно не устраивает. Дать возможность высказаться и решить — реально круто!

—Но многие молодые даже не берутся начинать карьеру из-за представления о том, что и в крупном бизнесе, и во власти все места уже поделены…

— Это стереотип, потому что таланты реально ценятся. Командовать людьми, говорить о каких-то темах общими терминами — несложно, а вот чтобы реализовывать, нужны талант и умения. Поэтому сильные кадры ценятся.

Есть заражающий пример. Я работаю в подведомственном учреждении департамента предпринимательства и инвестиционного развития, у нас первый замруководителя департамента — очень молодая девушка, победитель «Лидеров России». Она из глубинки, зарекомендовала себя на конкурсе и ее заметили. И сразу показатели департамента заметно улучшились. То, что все места якобы «попилены» — это не так.

Привычные методы коммуникации не действуют на современную молодежь. Наталья Чернохатова © URA.RU

—Как тогда достучаться до молодежи? Те методы, которыми сейчас пытаются с ней работать, иногда просто нелепы.

— Да, кстати. Я, например, узнал о программах, которые прошел, из письма. Получил медаль в школе — мне прислали письмо, и хорошо, что я его заметил! Потому что молодежь не смотрит письма, с нами нужно иначе коммуницировать.

—Из-за этого кажется, что для власти молодые люди часто просто непонятны. А есть ли у нее способ понять молодежь, что она собой представляет и как сделать так, чтобы она несла пользу государству и жизни в нем?

—В правительстве Москвы, например, до сих пор все категории жителей информируют одинаково. Но есть позитивные примеры. Наш руководитель департамента транспорта Максим Ликсутов работает с молодежью через блогеров, через Instagram. Он понимает, что молодежь нужно завлекать, скажем, на велопарады, и у него это отлично получается. Он чувствует аудиторию, на которую он работает.

Государство понимает, что молодежь не интересуется политикой. Получается что-то вроде: «Они на выборы не придут, от них все равно не зависит, продолжим ли мы занимать эти должности». И на молодежь все либо забивают, либо общаются так, что мы не воспринимаем эту коммуникацию.

Возможно, для госслужащих нужно сделать тренинги, где будут объяснять, как работать с молодежью. А то они привыкли отчитываться только перед людьми своего возраста.

—Ты сам здесь, на конкурсе, сталкиваешься с людьми, у которых управленческий опыт больше, чем тебе лет. Какое у них отношение к тебе — желание задавить или снисхождение?

—Некоторые действительно не воспринимают всерьез. Ну научитесь вы понимать, что молодому, несмотря на ваш опыт, может быть виднее. Но меня радует, что на конкурсе есть очень многие задачи, где ценится верное замечание. И если ты в нужный момент вбрасываешь это верное замечание и его слышат, тут невозможно не согласиться, каким бы ты лидером ни был. Главное, конечно, мозги, а не возраст.

В конкурсе «Лидеры России», помимо полуфинала в ЦФО, состоялось этапы во всех федеральных округах страны. В каждой территории жюри определяло лучших управленцев, которые в конце марта отправятся в Сочи на суперфинал. Главный приз — возможность поработать с наставником из числа федеральных руководителей и образовательный грант в один миллион рублей.